Ответ на этот вопрос — самый первый и самый важный для любого человека. Знание о своей хорошести и нехорошести — первое знание о себе, которое закладывает основу для всей картины мира.

«Я хороший» — это присвоенное право реализации своих потребностей.

Я имею право хотеть. И не хотеть тоже. И чувствовать, что я это хочу или не хочу. Мои желания важны и нужны. И я имею право выражать свои желания и нежелания. А еще я имею право делать телодвижения в сторону удовлетворения потребностей. И уж самое главное — я имею право удовлетворять свои потребности. И я имею право отказаться от того, что мне не нужно и не хочется, а то и откровенно вредно для меня.

Второй вариант — «я хороший по условию».

Это еще большой вопрос, имею ли я право хотеть. Я не имею права хотеть, если я или кто-то другой считает, что хотеть этого неправильно или вредно. Даже если очень хочется, но вредно, то нельзя. Да и вообще, если это неправильно, то я этого на самом деле не хочу. А если и хочу, то не могу хотелку удовлетворять, потому что не принято, вредно или нельзя. И я всеми силами обязан сдерживать свои неправильные потребности. А если я чего-то не хочу, но это правильно — я обязан делать через «не хочу». И главное — чтобы быть хорошим, мне нужно хотеть определенных вещей и делать определенные действия, чтобы эти вещи сделать или получить. И если я получаю желаемый результат, я хороший. Нет — плохой.

Третий вариант — «я плохой».

Все мои потребности плохи и неправильны. Я не могу ничего исправить, не могу ничего сделать, чтобы стать лучше, потому что я по умолчанию неправильный. И права жить и реализовывать свои потребности не имею.

В сущности, хорошесть — это одна большая шкала с полутонами. Однозначная хорошесть — большая редкость, как и однозначная плохость. Для хорошести по умолчанию нужно чтобы сильно повезло с родителями. А с «я плохой» просто долго не живут. Ни мотивации, ни желания, ни сил на жизнь там просто нет.

Откуда оно берется?

Появляется эта базовая установка в 0-1 год.
Ребенок родился там, где должен был родиться; его родители получают удовольствие от того, что он существует. Ему можно плакать, просить есть, есть и делать то, что хочется. Хочет — спит. Хочет — кричит. «Я хороший» впитывается с молоком. Это первое знание о себе и окружающем мире.

Знание о своей безусловной хорошести неизбежно вступает в контакт, а значит — в конфликт с реальностью.
Это может быть здоровый конфликт. Мама отдельное существо, мама не всегда рядом. Она хочет поспать или погулять без меня. А я хочу, чтобы она была рядом. Я хочу, но я не могу ничего сделать. Но дело же не в том, что я неправильный. Хотеть маму — это нормально, просто иногда она все-таки не рядом.
А может быть и невротический. Своими криками я причиняю маме боль. Мне нельзя кричать, нельзя требовать от мамы того, чего она дать мне может, потому что ей плохо. И она делает все, чтобы я усвоил — если я мешаю маме, я плохой.

Состояние "я хороший" создает особое внутреннее, глубинное состояние: 
"Я на своем месте". Я могу совершать ошибки, конфликтовать, не слушать маму, 
но в конечном счете все в порядке. Я ОК. Его часто называют состоянием гармонии, 
умиротворения, внутреннего спокойствия, безмятежности.
На поверхности могут бушевать тайфуны и ураганы. 
Но "я хороший" сохраняет внутри это чувство гармонии и уверенности в себе, 
дает силы и ресурс перед жизненными невзгодами.

И тут важное! Есть колоссальная разница между «мои потребности нужны и важны, и они для меня приоритетны» и «мои потребности ВСЕГДА на первом месте и ДОЛЖНЫ быть реализованы во что бы то ни было и ИМЕННО так, как мне пришло в голову». Первое — право быть человеком, второе — уместно как жизненный этап для ребенка\подростка, но для взрослого — непростительный инфантилизм.

При решении жизненных задач очень важно учитывать контекст, в котором эти задачи решаются: насколько это уместно, насколько полезно, насколько подходит именно этот способ реализации, насколько это вписывается в социальные нормы.

Спонтанно возникающие желания, оторванные от реальности, и реальные потребности — это тоже очень разные вещи. И вообще «потребности» и «желания»(«хочухи») это разное.

Вот, к примеру, случай с детьми, откручивающим лапки котикам. Я сильно сомневаюсь, что «откручивать лапки» — это их потребность. Скорее всего, им хочется внимания. Или они что-то ретравматизируют таким образом (насилие над собой), и это их способ, даже пусть не самый лучший, справиться с напряжением. Или они пытаются вписаться в компанию сверстников. Или они психопаты\социопаты — и это тоже требует определенной реализации в рамках закона! Или они пытаются выплеснуть агрессию.

Для всех потребностей существуют простые и ненасильственные способы реализации. Которые, возможно сложнее, чем «открутить лапки и потом получить за это ремня», но — они работают и они приемлимы. Для этого надо подумать, поразмышлять, и поконтачить с собой и с реальностью.

То есть хорошесть дает право думать В ПЕРВУЮ очередь о себе, но не исключает учета чужих мнений. И она дает право на реализацию ВСЕХ потребностей, но в уместном для этого виде. И право, кстати, не испытывать стыд и вину за собственные потребности, а ясно и четко признавать — да, я этого хочу, даже если кому-то это не по душе.)

«Я хороший по условию» — это… ну, почти что то же самое. Почти. С небольшим таким отличием. Ключевым.
Я хороший, если выполню условие. Нет, даже так: Условие. Выполню Условие, и все ОК. Можно ничего не бояться. Гармония обеспечена.
Но пока Условие не выполнено — я плох, я не имею права здесь находиться. Иметь. Хотеть. И вообще существовать.

Ну а состояние «я плохой» — в сущности, смертельное состояние. В нем я живу в этом мире «на птичьих правах». И без сомнения, в скором времени буду уничтожен. Но если выполняю Условие, то могу еще пожить. Я ведь нужен, если выполняю Условие. Я ведь правильный. Если я выполняю Условие — я хороший.

Это вот первое и самое главное для понимания зависимостей.