Тема изнасилования перестает быть табуированной, однако до сих пор в обществе часто говорят о жертве преступления, о «правилах безопасного поведения» и т.п., но, увы, так редко мы слышим о главном герое события – о самом преступнике. Кто же они такие, эти мужчины, совершающие подобные поступки и каковы причины, приводящие к подобному асоциальному поведению, информации мало. Какие факторы способствуют тому, что человек совершает подобное преступление?

Отечественные и зарубежные ученые установили, что основную массу изнасилований совершают мужчины, которые имели постоянную возможность удовлетворять половую потребность.

Более того, многие из них на момент осуществления преступления были женаты и их семейные отношения были даже внешне благополучными. Поэтому, определяя психологические причины изнасилований, следует сразу же отвергнуть необоснованное утверждение о том, что регулярная половая жизнь женатых мужчин в значительной мере предотвращает преступление.

Ю.М. Антонян, В.П. Голубев и Ю.Н. Кудряков провели психологическое исследование 158 осужденных за изнасилование с помощью СМИЛ (Стандартизированный многофакторный метод исследования личности). В качестве контрольных групп использовались результаты исследований законопослушных граждан (350 чел.) и осужденных за другие преступления (344 чел.), выполненные по той же методике.

Выводы были весьма интересны.

1. Изнасилование, как и многие другие виды насильственных преступлений, предопределяются наличием у человека следующих личностных качеств: импульсивность, аффективная ригидность, социальная отчужденность, высокий уровень тревожности, нарушения адаптации, дефекты правосознания и регуляции своим поведением.

2. Психологическое содержание изнасилования состоит в стремлении мужчины утвердить себя по отношению к женщине. Очень часто данное преступление в меньшей степени порождается сексуальными мотивами, а в большей — мотивами самоутверждения. Такая тенденция должна рассматриваться как следствие нарушенной идентификации с традиционно понимаемой мужской ролью, мужскими качествами.

3. Важно подчеркнуть, что изнасилование в свете имеющихся данных, полученных по СМИЛ, выступает как явно компенсаторное. За преступлением, связанным со стремлением к явному доминированию по отношению к женщине, может стоять субъективно нерешенная проблема. Она заключается в том, что мужчина бессознательно ощущает склонность к противоположному по содержанию, по существу женскому поведению (подчиненному, пассивному и т.д.), которое он стремится в себе преодолеть, чаще всего неосознанно, чтобы соответствовать субъективным представлениям о мужских ролях и качествах. Такие представления и порождаемое ими поведение формируются в процессе социализации индивида.

4. Интерпретация результатов применения СМИЛ относительно лиц, совершивших изнасилования, позволяет говорить о том, что у насильников наблюдается пониженный потенциал сочувствия, сопереживания, сострадания и стремления понять другого человека. Значимыми для них являются только физические действия и поступки. Они не могут осознавать мотивы своих действий. Им не дано правильно оценить действия других.

Для того, чтобы лучше понять причины, побуждающие человека стать насильником, группой криминологов было проведено обследование по методике К. Маховер «Рисунок человека» (рисуночная проективная методика, разработанная Карен Маховер и направленная на выяснение субъективного личностно-окрашенного эмоционального мира обследуемого) проведенное Ю.М. Антоняном и его коллегами позволило установить наличие у данной категории преступников следующих психологических качеств и реакций:

1.В рисунках насильников женщина выглядит старше мужчины. Женская фигура изображается более массивной и более активной, чем мужская. В рисунках отражается подчиненная, зависимая позиция насильника по отношению к женщине, его неуверенность в себе в аспекте взаимоотношений с ней.

Описывая сюжеты своих рисунков, насильники дают им следующую интерпретацию: «Сын выпрашивает у матери деньги, а она ему не дает; подросток пытается познакомиться с женщиной, но боится это сделать; жена ругает своего мужа, а тот обещает ей исправиться; жена, которая держит своего мужа в кулаке, а он пытается наладить с ней отношения мирным путем».

Можно сказать, что обобщенный образ женщины воспринимается лицами, совершившими изнасилование, как враждебный, агрессивный, доминирующий. На этой почве у них развивается комплекс неполноценности. Психологическая ущербность преступника компенсируется насильственным половым актом.

2. В их понимании отношения между мужчиной и женщиной в основном ограничиваются только сексуальными функциями. Именно поэтому их стремление к доминированию по отношению к женщине ограничивается насильственной реализацией полового акта.

3. На рисунках прослеживается сильная фиксация их авторов на сексуальной сфере, аффективно отрицательная окраска сексуальных представлений, их извращенные сексуальные мечты и фантазии.

Наблюдение за конкретными преступниками, осужденными за изнасилование, показывает, что для большинства из них не существует проблемы персонифицированного выбора женщины в качестве сексуального партнера, не говоря уже о ней как о носительнице иных социальных ролей. Часто даже такие признаки, как возраст, внешность не имеют существенного значения для насильника. Этим в значительной мере объясняются случаи нападения в темноте на женщин, внешние данные которых преступник даже не смог рассмотреть.

Известны случаи, когда мягкий, доброжелательный, исполнительный мужчина совершал изнасилование незнакомой женщины, жестоко избив и унизив ее.

Для таких лиц характерно то, что о своей жене они отзываются положительно или, во всяком случае, нейтрально, а о женщинах вообще — крайне негативно. Жену себе такой мужчина выбирает в качестве прообраза своей матери. Ей он подчинялся, зависит от нее, боится. Жена выступает для него в роли матери, поэтому насилие и жестокость по отношению к ней невозможны. В то же время протест против своей подчиненной роли этот мужчина реализует в осуществлении изнасилования незнакомой ему женщины. В данном случае на первый план выходит не удовлетворение сексуальной потребности, а обретение безраздельной власти над женщиной для утверждения себя в мужской роли. Указанная мотивация встречается примерно у половины неоднократно осужденных за половые преступления.

Для осужденных за изнасилования характерны такие рассказы об их отношениях с матерями: «Мать меня никогда не ласкала, я чувствовал, что бабушка любила меня намного больше, чем она»; «Я был послушным, но мать меня часто незаслуженно наказывала, била, не покупала подарки. Подарки делали брату»; «Доверительных отношений с мамой у меня не было, сестру любили больше»; «Мать очень строго следила за мной, ничего не прощала» и т. д.

Как видим, беседы с осужденными за изнасилование показывают, что большинство из них в детстве не имели надлежащего психологического контакта со своими матерями. Именно в этом заключается изначальная причина негативного отношения насильника к женщине в целом. Вместе с тем необходимо отметить, что возникновению насильственного сексуального поведения часто способствуют циничные взгляды мужчин (отца или других значимых фигур) и их презрительное отношение к личной свободе, достоинству и половой неприкосновенности женщины.

Антонян неоднократно в своих работах подчеркивает, что названные черты нравственно-психологической характеристики личности насильника возникают не сразу. Они формируются, развиваются и закрепляются в личности с первых лет жизни индивида. Поэтому изнасилование, как и все другие умышленные преступления, не могут быть случайными. Насильственное сексуальное поведение внутренне закономерно, подготовлено всем ходом жизни и является ее итогом.

Внешние обстоятельства, такие как поведение жертвы, опьянение преступника и пр., выполняют лишь роль условий. Сказанное относится и к случаям группового изнасилования, когда насильник действует под влиянием соучастников.

Еще одно интересное исследование, посвященное поведению подозреваемых (обвиняемых, подсудимых, осужденных), их отношение к собственным преступным действиям, какую позицию занимают они в ходе расследования провел С. В. Виноградов.

В начале предварительного следствия полностью признавали свою вину и подробно рассказывали о содеянном обвиняемые лишь по 59% уголовных дел. Все разнообразие защитительных позиций, занимаемых обвиняемыми, можно разделить на семь групп.

  1. Большая группа обвиняемых (45% дел) утверждала, что половой акт был добровольным.
  2. Часть обвиняемых (20% дел), отрицая совершение полового акта, пытались объяснить повреждения, имевшиеся на потерпевшей и ее одежде.
  3. По 14% дел допрашиваемые, признавая встречу с потерпевшей во время, близкое к моменту преступления, отрицали совершение в отношении ее каких-либо сексуально окрашенных действий.
  4. По 7% дел обвиняемые соглашались с тем, что предлагали потерпевшим совершить половой акт, приставали к ним, но потом отказались от этого намерения.
  5. Обвиняемые (5% дел) признавали, что были на месте происшествия, но утверждали, что не общались с потерпевшими.
  6. По 7% дел обвиняемые выдвигали алиби.
  7. По 2% дел обвиняемые вообще не вступали в контакт со следователями либо отказывались давать показания по существу дела.

У многих насильников, как свидетельствуют беседы с ними, появляется почти искренняя уверенность в том, что, в сущности, они ни в чем не виноваты или их вина невелика.

Всю вину они переносят на внешние обстоятельства и на самих потерпевших. Именно поведение последних выступает в рассказах многих осужденных за изнасилования основной причиной их преступных действий. Если бы жертвы вели себя иначе, как вытекает из их слов, то ничего бы не произошло. При этом виновность потерпевших усматривается и тогда, когда объектом сексуального посягательства были девочки 10—14 лет.