…Есть простой закон: для того, чтобы изменить ситуацию, нужно в первую очередь признать, что в имеющемся виде ситуация не нормальна.

Казалось бы, мы столько говорим о домашнем насилии, об уважении к себе, о значимости личности и т.д., что уже всем должно быть всё понятно. Вокруг полным-полно доступной информации вроде «Как распознать абъюзера с десяти шагов», «Все признаки мудака» и другие «Ситуации, которые нельзя терпеть никогда-никогда».

Но на практике получается, увы, совершенно по-другому.

Условно можно выделить два типа неосознанности жертвы.

✅Первый из них выражается в том, что жертвы считают, что это они сами виноваты в конфликтах в семье, и думают, что если будут работать над собой, то все изменится. Они стараются улучшить себя, найти подход к партнеру, ходят на семинары личностного роста, женские тренинги, участвуют в вебинарах по сексуальному образованию et cetera et cetera et cetera…

✅Второй тип неосознанности наблюдается у жертв, которые придерживаются расхожего правила о том, что в проблемах в отношениях виноваты оба – 50 на 50. Дескать, они с партнером просто не понимают друг друга.

— Мы оба неправы, — говорила одна из обратившихся к нам девушек. – Мне не надо было читать его переписку, а ему, конечно, не надо было меня так сильно бить.

Почему женщины не осознают, что они переживают насилие? Это можно объяснить с точки зрения теории нормализации, предложенной норвежской исследовательницей-социологом Евой Люндгрен.
Согласно ей, женщины интерпретируют мужское насилие как свое собственное поражение.

Нормализация включает все виды предположений, которые рисуют мужчину-абъюзера как нормального в близких отношениях. Например, предположение о том, что насилие – это нормальная часть романтических отношений. (Привет любовным романам 90-х! вы помните, какие прекрасные отношения там описывались?).

Нормализация также дает основу для следующих установок: «насилие – это незначительная проблема»; «насилие происходит только в особых ситуациях, таких как алкогольное опьянение»; «насилие направлено на определенный тип женщин и практикуется только определенными категориями мужчин». (Okenwa-Emegwa L. , Lawoko S., Jansson B. , 2016)

Однако только когда жертва осознает истинное положение дел и назовет вещи своими именами, у нее появится шанс сохранить свое психическое и физическое здоровье, а иногда даже и жизнь. С появлением осознанности женщина начинает понимать, что ей надо разрывать порочный круг насилия и выходить на свободу.

⚠ПЕРВАЯ СТАДИЯ

Жертва еще не осознает себя жертвой.

«Это просто такая жизнь, и она даже хорошая».

Это как будто вы сидите в клетке, полностью парализованная, в тревоге и страхе, а вам просунули конфетку – и вы счастливы. Если хозяин разозлился, лишил еды, вы думаете: «Это я слишком сильно трепыхалась в клетке, надо было сидеть по струнке и не шуметь! Что это я такая неуклюжая?»

Жертва приобретает выученную беспомощность и рассуждает примерно так: «Я во всем виновата! Он такой великолепный, я ничто без него, я бы никогда не достигла такого уровня жизни, если бы не он. Я должна его поддерживать, успокаивать, защищать, накачивать энергией, тогда он будет добр ко мне». И чтобы получить редкую конфетку за хорошее поведение, жертва отказывается от своей жизни, мечты, свободы – и даже не осознает это.

⚠ВТОРАЯ СТАДИЯ

Жертва уже понимает, что она жертва, что все не так хорошо, как ей казалось, и уже начинает обижаться, иногда протестовать – но сделать пока ничего не может. Обычно прозрение появляется, когда есть сравнение с кем-то еще. Например, когда женщина начинает изучать информацию о домашнем насилии или о таких психологических расстройствах личности, как нарциссическое, пограничное, антисоциальное. Она сравнивает свою жизнь с этими историями и начинает прозревать. Или, например, когда удается временно выйти из ситуации абьюза и увидеть другие здоровые отношения, другую жизнь.

Если использовать метафору с клеткой, то птица уже начинает периодически трепыхаться в заточении, а потом опять замирает. Здесь уже появляются сомнения: «А счастлива ли я?» И не хочется верить, что все так плохо, и страшно что-то менять и нет уверенности, что без него можно прожить. Страх и вина начинают перемешиваться с обидой: «Он, конечно, сволочь. И он не должен так со мной поступать. Но мне никак самой не справиться, у меня ведь нет денег, работы, образования. Но, с другой стороны, бывает же он и хорошим. Значит, есть надежда. Ведь он же кормит меня, а я неблагодарная. Что же я не умею видеть хорошего и поощрять его? Вообще мы виноваты оба – 50 на 50. Нам надо решить конфликты, пойти в терапию – и все наладится».

⚠ТРЕТЬЯ СТАДИЯ

Жертва прозревает совсем и осознает, что никаких «50 на 50» тут нет, а все, что с ней происходит, – это чистой воды насилие. И она начинает бороться за свои права, интенсивно трепыхается и даже раскачивает клетку. Она отвоевывает несколько степеней свободы. В ней просыпается чувство справедливости и гнева, который придает ей энергии для выхода на свободу: «Это ты виноват!» В конце этой стадии она выходит на свободу.
Но на свободу физическую, а ведь есть еще и свобода эмоциональная.

⚠И ТУТ МЫ ПРИХОДИМ К СТАДИИ НОМЕР ЧЕТЫРЕ:

Жертва осознает ясно, что все, что с ней делали – это плохо, поняла, что такое насилие терпеть нельзя и вырвалась из клетки, но не уходит далеко: ее так и тянет назад. Степень свободы высокая, ограничена только компульсивными мыслями о тиране. Она еще не добилась справедливости, ей хочется отомстить, показать, объяснить ему, что он тиран, наказать: «Поплатись за свое злодейство!» Или же она начинает сомневаться: «А вдруг он не тиран, и я ошиблась? Может, попробовать еще раз?»

Держитесь! Продолжайте движение, заключительная стадия освобождения уже близко.

⚠СТАДИЯ НОМЕР ПЯТЬ

Жертва на свободе и уже не жертва – она становится создателем своей жизни. На ее решения и настроение бывший тиран никак не влияет. Она свободна как птица в небе. Клетки нет даже в пределах видимости. Женщина теперь стороной обходит любые клетки, знает индикаторы токсичных людей и уже не попадается на предвыборные кампании нарциссов и психопатов: она приняла решение, что больше туда ни ногой.

Вот и получается, что выход из ситуации домашнего насилия – это процесс. Он не совершается в один день. Это не работает как «о, я прочла тринадцать умных статей, поняла, что я жертва и уехала к маме». Всё намного сложнее.

Пожалуйста, не осуждайте тех, кто только в начале этого пути.

Берегите себя.

Счастье возможно для всех нас.

(Написано на основе исследований факультета психологии Глендэйл коммунити колледжа, Глендэйл, Аризона, США).